Wer heilt, hat recht -
Прав тот, кто излечивает. (H.Auspitz)
- Устранение хронических лекарственно-устойчивых заболеваний независимо от срока давности, количества осложнений и степени залеченности.
- Все виды анализов, УЗИ.
Запись на приём:
+7 (383) 239-12-56
+7 (383) 214-81-82
006. МИКОПЛАЗМОЗ И УРЕАПЛАЗМОЗ

В настоящее время становится ясно, что возможности классической медикаментозной терапии не только ограничены, но она становится все более опасной. Огромная армия венерологов, урологов и гинекологов благоденствуют, занимаясь лечением хронических воспалительных процессов, неуклонно растёт число медицинских учреждений, миллионы врачей обмениваются опытом на многочисленных симпозиумах, ежегодно синтезируются новые препараты, но количество сложноизлечимых, а также недолеченых пациентов почему то не уменьшается. В поисках избавления от многолетнего недуга эти люди сутками сидят в интернете, скитаются от клиники к клинике, от врача к врачу. Заходят они и к нам. Конечно же нелегко работать с такими пациентами: они разбираются в своей проблеме "лучше докторов", насторожены, постоянно пытаются "поймать" на мелочах, ищут несоответствия, любые назначения приходится очень долго с ними согласовывать. Тем не менее мы с пониманием относимся к таким особенностям длительно болеющих людей: многочисленные бесплодные попытки с целью излечения истощили их физически, эмоционально и финансово. К тому же пациент-одиночка практически бесправен и бессилен перед взявшей его «в оборот» системой. Его легко оболванить и обобрать, легко подсунуть на подпись ни к чему не обязывающий медучреждение договор, легко внушить, что его неизлечение - редчайший нонсенс, возникший вследствие особенностей его организма и глубокой запущенности болезни, или, как вариант, рекомендуют обратиться к психиатру.
Возбудителем этого заболевания является Мycoplasma hominis и M. urealiticum (уреаплазма), обладающие тропизмом к половым органам. Микоплазмы отличаются от других бактерий пластичностью наружной мембраны. Отсюда - полиморфизм и возможность прохождения через бактериальные фильтры и анатомические барьеры
Микоплазмы - мелкие бактерии, представленные сотнями видов и подвидов, очень широко распространены в природе. Некоторые из них патогенны для человека. [Ureaplasma urealyticum on the membrane of epithelial cell. Ureaplasma urealyticum в эпителиоцитах урогенитального тракта (красные везикулы на поверхности клеток). Окраска по пат. РФ № 2281472 с дополнительным контрастированием суданом III.]
Уреаплазмы - особая и наиболее «популярная» разновидность патогенных для человека микоплазм. На их долю приходится большая часть хронических микоплазмозов человека. Кроме уреаплазм известно еще несколько видов безусловно патогенных для человека видов. Некоторые из них вызывают острые (транзиторные) болезни, вроде обычных ОРЗ, некоторые являются причинами хронических, в том числе, и очень тяжелых недугов. Все безусловно патогенные виды микоплазм объединяет одно общее свойство: они являются паразитами клеток человека. Зараженные клетки являются для них и домом и пищей, а потому, быстро истощаются и погибают.
В пищеварительном тракте человека обитают также непатогенные и условно патогенные сапрофитные (в норме не паразитические) виды микоплазм, которые, как правило, не создают особых проблем своему хозяину.
Наиболее часто патогенными видами микоплазм поражаются:
- мочеполовые органы: пиелонефрит, уретрит, цистит, простатит, аднексит, эрозия, синдром хронической тазовой боли (СХТБ), нарушение овуляции и сперматогенеза...;
- сердечнососудистая система: артериальная гипотензия (гипотония), ИБС, стенокардия, кардит, перикардит...;
- органы пищеварения: невирусный гепатит, гастрит, холецистит, кишечные дисфункции (упорные диареи)...;
- респираторные органы: ОРЗ, хр. ринит, атипичная пневмония (не путать с недавней страшилкой ВОЗ азиатской «атипической пневмонией»!);
- суставы: ревматоидный артрит, подагра...;
- центральная и периферическая нервная система: неврастении, неврлагии, локальные болевые синдромы и, по некоторым данным, демиелинизирующие заболевания;
- кожа и слизистые оболочки: повышенная «ломкость» и проницаемость капилляров, вульгарные угри, атопический дерматит, простой герпес (участие в транспорте вируса) ...
Всеобъемлющих данных по инфицированности населения нет.
Лабораторная диагностика затруднена. На большинство видов массовые диагностикумы вообще не разработаны.


                     Причины низкой информативности анализов при
                     диагностике микоплазмоза
и уреаплазмоза
                         
Не будет преувеличением сказать, что современная практика лабораторного сопровождения терапии ИППП является преднамеренной коммерческой профанацией со стороны производителей диагностикумов, приятным самообманом для врачей и беззастенчивым жульничеством по отношению к потребителю, которое могло бы легко вскрыться при использовании в лабораторной практике прямых диагностических методов, таких, как микроскопия окрашенного мазка (МОМ), прямая иммунофлуоресценция (ПИФ) позволяющие непосредственно наблюдать инфекцию в микроскоп. Но эти виды диагностики в рутинной лабораторной практике сейчас практически не используется. Напротив! Они усердно шельмуются производителями коммерческих диагностикумов как, якобы, малоэффективные, трудоемкие и привередливые. Однако именно эти методы вполне успешно применялись в лабораториях до той поры, пока лабораторная диагностика не превратилась в хорошо поставленный бизнес. В действительности же такое неприятие имеет исключительно очень даже коммерческую подоплёку: фармкорпорациям нужно сбывать свою продукцию, а для этого её необходимо "возвеличить" над уже имеющейся на существующем рынке и, соответственно "опустить" потенциального конкурента. Сделать это не сложно: организовать пару-тройку заказных проплаченных конференций, провести с кем надо разъяснительную работу, и вуаля! - новый "высокоинформативный" диагностикум стремительно завоёвывает сердца клиницистов нашей Родины. К тому же если МОМ и ПИФ в качестве альтернативных, или дополнительных методов, будут применяться с целью диагностики ИППП, и особенно, мониторинга лечебного процесса, то очень скоро всем станет ясно, что новомодные диагностикумы не соответствуют декларируемым параметрам, а само заболевание посредством "таблеточной" терапии очень сложно излечимо, а это уже не выгодно функционерам от муниципальной медицины (слишком много недолеченных больных) и страховой медицины (придётся пересматривать страховые нормы).
В нашей медицине бытует и другой подход к проблеме «плохих» анализов. Он особенно широко распространен среди наименее грамотной (в своей основной массе) части славной когорты борцов с цитопаразитами. Его философию можно обозначить простой формулой: «нет органа – нет проблемы». А сам метод правильнее всего было бы назвать «замазыванием». Суть его в следующем: инфекция, как правило, обнаруживается по своему присутствию в неглубоких очагах, каковы влагалище и уретра (с других слизистых мазки берут гораздо реже). До них, что называется, рукой подать, и стало быть, если инфицированную слизистую чем-либо выжечь или «насмерть» пропитать (например, серебром), то для цитопаразитов она станет непривлекательной, и они будут её игнорировать. А если микробов в точке отбора нет, то и анализ их, скорее всего, не выявит. То есть, формально пациент будет считаться выздоровевшим. При этом не важно, что лечимый орган будет покалечен и не сможет полноценно выполнять свои функций, что «замазка» может оказаться токсичной для всего организма, а инфекция лишь переместит свой фокус в более глубокие очаги. То есть, отныне основной удар на себя примут жизненно важные органы, такие, как сердце, почки, легкие, желудок, эндокринные железы и т.п. Эти инфекции вообще имеют обыкновение со временем «уходить вглубь», и любое внешнее посягательство на их благоденствие только ускоряет этот процесс. Но, как бы то ни было, больные с поражением этих органов – уже контингент врачей других специальностей (кардиологов, гастроэнтерологов, эндокринологов, онкологов и т.д.) – статистику излечимости они не портят и денег, потраченных на лечение, назад не требуют. По-своему, они даже довольны. А это главное!
Впрочем, проблема "плохих анализов" на выходе не очень осложняет жизнь конвенциалам. "Технические накладки" такого рода компенсируются хорошо отлаженной системой безответственности как производителей фармпрепаратов ("они же одобрены Минздравом!"), так и медучреждений ("мы же всё делали по инструкции!"): больной всё равно не найдет виновных. Те же, кто не желает выслушивать от пациентов "незаслуженные" упреки в непрофессионализме, могут и просто пойти на подлог - ну, в самом деле: зачем из-за "пустяков" портить настроение себе и больному! Такие случаи укрывательства общеизвестны, но хочется верить, что они не многочисленны.
Если уж зашла речь об укрывательстве нельзя не затронуть и ещё одну проблему: проблему "чистых" анализов. Связано это с тем, что статистика заболеваемости в любом государстве не должна противоречить данным всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Так, например, по данным ВОЗ инфицированность трихомониазом 10-12%, хламидиозом, микоплазмозом, уреаплазмозом приблизительно на том же уровне. Реальные данные значительно выше (50-80%). Поэтому чтобы не противоречить данным ВОЗ возбудители обнаруживаются только у 10-12% больных. У остальных либо "не обнаруживаются", либо не фиксируются. Обусловлено это ещё и тем, что обнаружение любого возбудителя сопряжено с заполнением большого количества учётно-отчётной медицинской документации, по которой вышестоящие органы периодически устраивают плановые проверки и если обнаруживаемость будет превышать данные ВОЗ администрацию медучреждения будут ожидать упрёки в "гипердиагностике". А пациенты тратят на диагностику денег и времени больше чем на лечение и не могут понять, почему при наличии болей, выделений, зуда, жжения, резей и других симптомах, указывающих на присутствие возбудителя они имеют анализы, в которых "ничего не обнаружено".
  
                  Эпидемиология и факторы риска.

Микоплазмы и уреаплазмы очень распространены в природе. Большинство из них являются паразитами растений и животных, однако некоторые виды являются сапрофитами. Всего насчитывается свыше ста видов микоплазм и свыше двухсот их подвидов (сероваров). Человек является естественным резервуаром для, минимум, 14 видов микоплазм. Как уже отмечалось, большинство микоплазм, подобно хламидиям, риккетсиям, бартонеллам и вирусам, являются клеточными паразитами. Но, в отличие от упомянутых микроорганизмов, предпочитают населять не ядро или цитоплазму, а клеточные мембраны, располагаясь на их поверхностях, углубляясь в них, или даже «сливаясь» с ними. В человеческом организме объектами паразитирования для микоплазм являются клетки эпителия, нервных волокон, паренхиматозных органов, мышц, суставов, желёз а также клетки крови и других микроорганизмов, нормально или патологически населяющих органы человека.
Как и в случае с хламидиозом, надежных данных по инфицированности населения микоплазмами и уреаплазмами, по-видимому не получено. Ситуация осложняется еще и тем, что эпидемиологический фон микоплазмозов неоднороден. Отмечаются, например, особенности возрастного состава инфицированных некоторыми видами микоплазм. Прослеживается явная зависимость распространенности (или выраженности?) заболевания от климатических условий. Для России и других страны с умеренным климатом проблема микоплазмоза много острее, чем, например, для США. Между тем, именно США является поставщиком значительной доли наблюдений по проблемам инфектологии, и до недавнего времени в публикациях, исходящих из этой страны патогенность (и даже условная патогенность) микоплазм всерьез ставилась под сомнение, из чего естественным образом вытекал призыв не лечить микоплазмозы вовсе. К сожалению, этот призыв был подхвачен доморощенными переписчиками забугорной медицинской литературы (которая, по сути, не менее «художественна», чем наша) и дошел до практического здравоохранения, нанеся урон здоровью нации, о масштабах которого можно только догадываться. Другая проблема заключается в отсутствии надежных критериев, позволяющих различать бессимптомное течение заболевания и непатогенное носительство микоплазм (если оное вообще возможно). Ситуация осложняется также активной ролью микоплазм в формировании биоценозов макроорганизма, а также возможностью резкой смены эпидемиологического поведения в зависимости от присутствия или отсутствия некоторых вирусов и простейших. Для многих видов микоплазм даже не установлена принципиальная возможность/невозможность колонизации человеческого организма. Еще не достаточно изучены микоплазмозы слизистых оболочек дыхательных путей, органов слуха, суставов, кроветворных и паренхиматозных органов, и их часто принимают за вирусные инфекции. Кроме того, ситуация осложняется отсутствием тест-систем на многие виды, якобы, непатогенных микоплазм, колонизирующих человеческий организм и, возможно, на некоторые серотипы видов, признанных патогенными для человека. В настоящее время достоверно установлена патогенность 6 видов микоплазм, 5 из которых принадлежат к роду Mycoplasma (M.hominis, M.pneumoniae) и один к роду Ureaplasma (U.urealyticum).
По нашим наблюдениям, среди урогенитальных микоплазмозов большую часть (около 3/4 по выявляемости) составляет уреаплазмоз, а все вместе взятые урогенитальные формы микоплазмозов (как индивидуальных, так и в сочетании с другими инфекциями) выявляется в 2-2.5 раза реже, чем хламидиоз, что вряд ли соответствует реальному распространению этих инфекций, а лишь указывает на их склонность к латентному течению и несовершенство диагностики. Дополнительно на эту склонность указывает смещение возрастного пика заболеваемости (обращаемости) на возраст 30-40 лет (для сравнения: максимум обращаемости по поводу хламидиоза приходится на возраст 27-29 лет, что нормально для ЗППП). Любопытно, что среди пациентов, обращающихся к нам по поводу микоплазмозов, у женщин уреаплазмоз встречается примерно вдвое чаще, чем у мужчин, в то время, как другие виды микоплазмозов - примерно в равных соотношениях.
Для разных видов микоплазм и уреаплазм установлены следующие пути передачи инфекции: половой, жидкостный (включая капельно-жидкостный и бытовой - через прямой контакт и предметы общего пользования), внутриутробный и натальный (при прохождении по родовым путям инфицированной матери). Половой, пренатальный и натальный пути, ввиду их эпидемиологической банальности, в особом обсуждении не нуждаются. Можно лишь обсуждать имеющиеся статистические данные, но мы упомянем об этом позже – в разделе «Клиника». Здесь же имеет смысл остановиться только на жидкостном пути передачи инфекции.
Наши попытки отыскать в литературе сведения об экстракорпоральной живучести человеческих микоплазм и уреаплазм в различных природных средах успехом не увенчались. Поэтому все, что нам остается – ориентироваться на собственные наблюдения и сопоставлять их с косвенными данными, доступными из источников. Итак, возможность передачи микоплазм капельно-жидкостным путем подтверждается резким (на порядок) ростом заболеваемости в некоторых закрытых сообществах (семьи, воинские части, тюрьмы и т.п.), а также (косвенно) спорадическими вспышками эпидемий респираторных микоплазмозов, часто ошибочно принимаемых за ОРВИ. В этой связи, незаслуженно гонимый ныне термин ОРЗ представляется более корректным. Для России, безотносительно видовой принадлежности микоплазм, можно отметить два пика эпидемиологической сезонности. Первый другими авторами не отмечается, вероятно, потому что по срокам совпадает с пиковыми показателями по ОРВИ. По-видимому, возникающие тогда спорадические респираторные микоплазмозы принимаются именно за вирусные эпидемии, например, грипп. Это – период от поздней осени до ранней весны. Второй – конец лета - начало осени. Причины первого, по аналогии с ОРВИ, очевидно, кроются в температурном оптимуме распространения микоплазм, когда температура воздуха достаточно низка, чтобы провоцировать простудные явления. Причины второго пика не столь очевидны. Можно лишь спекулятивно предложить пару-тройку относительно правдоподобных интерпретаций, имеющих разновеликие значения. Например, объяснение может состоять в последствиях «периода гона» (учащением половых контактов, в том числе, внебрачных, в летний период), т.е. сводиться к не вызывающим сомнения трансгенитальному и трансоральному путям передачи инфекции. Надо заметить, что этот период и по другим направлениям прибавляет работы венерологам. По аналогии с хламидиозом, какую-то лепту можно ожидать и от заражения при купании в естественных водоемах и от не вполне гигиеничного распития прохладительных напитков, продаваемых «на розлив» - т.е. трансаквориального и (уж до кучи) транскомменсального пути (почему нет?). Третья возможность наименее очевидна и относится к изменениям в структуре питания. В частности, увеличение роли некоторых овощей в повседневном рационе. Прежде всего, речь идет о томатах. Во всяком случае, многие пациенты замечают взаимосвязь между обострениями суставных патологий и потреблением томатов, а иногда и «красных фруктов» вообще.

     Инкубационный период  7-20 дней. Наши клинические наблюдения позволили сделать вывод о возможном протекании болезни по первично-бессимптомному типу.

   Клиническая картина:

Симптоматика микоплазмоза и уреаплазмоза весьма разнообразна и зависит она от тяжести поражения того, или иного органа:
-- респираторные органы (тонзиллит, фарингит, бронхит, бронхиальная астма, пневмония, эмфизема, патологическое  разростание нёбных, носоглоточных (аденоиды) и других миндалин глоточного лимфаденоидного кольца.....)
- мочеполовые органы (пиелонефрит, гломерулонефрит, простатит, варикоцеле, орхоэпидидимит, баланопостит,
  уретрит, фимоз, стриктура уретры, аднексит, поликистоз яичников, фибромиома, эрозия, оофорит, эндометрит,
  эндометриоз, синдром хронической тазовой боли (СХТБ), эрозия, вагинальный дисбиоз (гарднереллёз, "ключевые
  клетки")...)
- сердечно-сосудистая система (гипертония, ишемическая болезнь, атеросклероз, инфаркт миокарда....)
- органы пищеварения (язвенная блезнь, энтероколит, холецистит, панкреатит, синдром Жильбера....)
- суставы (артриты, артрозы, болезнь Бехтерева....)
- центральная нервная система (инсульт, мигрень, изменения психики (агрессивность, грубость, упрямство),
  синдром хронической усталости...)
  утомляемость.....)
- периферическая нервная система (невриты, невралгии, остеохондроз....)
- кожа и её придатки (атопический дерматит (нейродермит), экзема, дерматит, некоторые разновидности псориаза,
  папилломы, контагиозный моллюск....
        Наиболее типичные признаки микоплазмоза и уреаплазмоза:
Жидкие (урывочные) выделения из половых путей (и вообще, любых полостей тела), напоминающие молочную сыворотку или пахту.
Зуд и гиперемия наружных половых органов, дистальной части уретры и других слизистых. Характерны резкоочерченные покраснения: при респираторных формах - нёбноязычных дужек, при урогенитальных - вокруг отверстия уретры.
Боли в середине или в конце менструации (в начале - не типичны).
Коричневатая «мазня» до или после менструации.
Межменструальное (овуляторное) выделение крови или жидких коричневатых белей.
Красноватые кожные высыпания, часто с мокнутием и отёчностью.
Боли в области печени, не связанные с холециститом (который при этом не исключается).
Чрезвычайная склонность к простудам; выраженная чувствительность к сквознякам и переохлаждению. Временное улучшение от тепла, горячей ванны.
Слезотечение при малейшем дуновении холодного ветра (у животных - коричневатые выделения из глаз).
Мочекаменная болезнь (при уреаплазмозе).


     
Сложности, возникающие при лечении микоплазмоза и уреаплазмоза.

Главная причина - плохая информированность населения. В стремлении продвинуть свои препараты на рынке фармкорпорации дают не совсем объективные их характеристики, что формирует иллюзию стопроцентности и провоцирует людей к самолечению. Но ни в одной инструкции к таблетированному препарату Вы не прочтёте, что при попадании в ЖКТ антибиотик сразу же начинает взаимодействовать с кишечной микрофлорой, приводя к гибели микробов с возникновением дисбактериоза, а значит расходуется "не по назначению". Длина кишечника 6-8 метров, но это не единственный барьер, который вынужден преодолеть препарат на пути к достижению цели. Затем лекарство пройдёт через печень, затем через малый круг кровообращения, где кровь насыщается кислородом (через лёгкие). И на каждом этапе препарат частично трансформируется, частично расходуется на "тамошние микробы". Только после преодоления всех этих барьеров остатки недоинактивированного антибиотика с артериальной кровью наконец-то достигают очагов поражения и сколько препарата израсходуется "не по назначению" у каждого конкретного человека никто никогда не сможет подсчитать. Дойдя, наконец, до органов-мишеней любой антибиотик работает по принципу "кто не спрятался - я не виноват". Все "зазевавшиеся", или не успевшие укрыться микробы очень быстро расстаются с жизнью. Но, как мы знаем, любой микроорганизм всегда содержит в резерве определённый пул "спрятавшихся". Так, возбудитель, проникнув внутрь клетки окружает себя 3-4х слойным кольцом защиты. В состав его входят трансформированные лизосомы, покорёженные вследствие апоптоза клетки окружающих тканей вперемежку со шлаками, фиброзы прилегающих тканей (спайки), лейкоцитарный вал..... Это уже не просто укрытие - это бункер, в который с трудом проникают даже "соки" организма хозяина, не говоря уже о различных фармпрепаратах. В таких убежищах микроорганизмы чувствуют себя вполне комфортно и даже, не смотря на значительные "трудности со снабжением",  потихоньку размножаются. Таким образом в организме создаётся неуязвимое депо - стратегический резерв патогена, позволяющей его популяции выживать, а затем восстанавливать свою численность даже в самых неблагоприятных условиях после внезапного "артналёта", коим и является антибиотическая атака. Если доза антибиотика оказалась небольшой его концентрация в организме снизится в течении нескольких часов до безопасных для микробов концентраций и они снова начнут безнаказанно "хозяйничать" в организме. Через несколько дней численность патогена превысит "довоенный" уровень и он начнёт отвоёвывать новые анатомические области: болезнь "мстит" за неудачную попытку избавления.
         Какой выход мы видим из данной ситуации?
С давних времён было замечено, что лечить хроническую болезнь лучше через обострение процесса. Для этой цели применяются различные методы, лучшими из которых оказались препараты повышающие проницаемость сосудов и тканевых барьеров, в частности гематоэнцефалического, гематоофтальмического, гематопростатического не только для иммунных клеток и факторов гуморального иммунитета, но и для фармпрепаратов. Именно с повышением проницаемости гематоэнцефалического барьера связывают эффективность размуровывающей терапии (РТ) при лечении от нейросифилиса, постсифилитической серорезистентности, нейроформ хламидиоза и микоплазмоза, а так же некоторых заболеваний кожи. С повышением проницаемости гематопростатического барьера для антибиотиков связывают успех при лечении от простатита и других заболеваний малого таза. РТ-эффект прекрасно зарекомендовал себя при лечении от гинекологических заболеваний и суставной патологии.

В нашей клинике в течении длительного времени для этой цели применяется гипертермия (МРГТ-терапия). Принцип этого лечения заключается в планомерном кратковременном повышении температуры тела до бактерицидных уровней на фоне внутривенных и внутримышечных введений антибиотиков.

С 2007г было добавлено очищение крови ультрафиолетом (УФО). Более правильное (научное) её название "внутрисосудистая фотомодификация крови (ВФМК)". Известен этот вид лечения был ещё в конце ХIХ в, но впервые на практике удалось применить его в США в 30-е годы ХХв, когда в эпоху отсутствия антибиотиков требовалось спасти жизни людей с заражением крови, возникшей после обширных ожёгов, тяжёлых травм и генерализованных инфекций. В процессе наблюдения за пациентами выяснилось, что УФ-лечения помимо бактерицидного и иммуностимулирующего имеет очень интересный "побочный" эффект. При переводе аппарата в определённый режим на первое место выступает именно размуровывающее действие ультрафиолета. Клинически это проявляется усилением симптомов болезни, которые обычно проходят самостоятельно, но ещё быстрее они исчезают после применения антибиотиков. Механизм РТ-действия ультрафиолета сложен (более подробную информацию можно получить по ссылке "очищение крови ультрафиолетом"), но именно благодаря ему УФО действует подобно "бункерной артиллерии", разрушая созданные микробами завалы и обеспечивая свободный доступ препаратов в очаг поражения.
Но любой антибиотик представляет ценность только в том случае, если он способен полностью уничтожить возбудителя, следовательно он должен поступать в организм в адекватных дозах. Но как определить эту самую адекватную дозу, если приходится сталкиваться хроническим генерализованным микробным процессом? В инструкциях к таблетированным антибиотикам указывается максимальная разовая и максимальная суточные дозы, но нет информации сколько препарата будет инактивировано после прохождении через кишечник, печень и лёгкие, причём это ещё без учёта, что органы малого таза вообще снабжаются "по остаточному принципу". По логике вещей получается чтобы компенсировать предстоящие потери препарата необходимо повысить количество потребляемых таблеток. Такие ситуации в нашей клинике создавались, но ни к чему хорошему они не привели: больше 5 дней никто не выдерживал вследствии раздражающего действия препарата на слизистую кишечника и стремительно развивающегося кишечного дисбактериоза. Выход мы видим только один: вводить препараты внутривенно. Только при таком способе введения антибиотик не станет подвергаться бессмысленной нейтрализации и окажет лечебный эффект без превышения рекомендуемой дозы.

В процессе лечения от микоплазмозов и уреаплазмозов часто  приходится сталкиваться в сопутствующими заболеваниями в виде трихомониаза, хламидиоза, кандидоза, венерических болезней (гонорея, трихомониаз, сифилис, постсифилитическая серорезистентность), гепатита В, урологических болезней (простатит, аденома, цистит, нейргенный мочевой пузырь (НМП), орхоэпидидимит, болезни почек (пиелонефрит, МКБ, камни в почках), гинекологические болезни, (аднексит, эрозия, спаечная болезнь эндометрит, эндометриоз), синдром хронической тазовой боли (СХТБ), нарушения сна, синдром эректильной дисфункции, гепатит В, сексуальных расстройств (ослабление потенции, ускоренное семяизвержения (короткий половой акт), бесплодие, болезни кожи (угревая болезнь (угри, прыщи, акне, розацеа), псориаз, нейродермит, экзема), болезней суставов (артрит, синдром(болезнь) Рейтера), гастрита, энтероколита, алкоголизм (алкогольная зависимость), курения (табачная зависимость). Эти и другие заболевания так же хорошо отступают под натиском УФ-лечения (общеоздоровительный эффект УФО, повышение иммунитета, "лечение не болезни, а больного" ( Гиппократ, Vв до н.э.). И эта особенность УФ-терапии считается очень важной, потому что такого ярковыраженного системно-оздоровительного эффекта при минимальной лекарственной нагрузке нет ни у одной из существующих методик борьбы с болезнями. Вот почему в нашей клинике даётся 100% гарантия на излечение.
Пациенты, как правило, хорошо переносят этот вид лечения. Оно практически не имеет противопоказаний и возрастных ограничений, а если учесть, что УФО - это, в отличие от плазмофереза, не переливание крови и в процессе работы используются только одноразовые расходные материалы, то ещё и абсолютно безопасно для пациентов. Длительность сеанса 40-90 минут, для полного излечения необходимо 3-5 сеансов.

Клиника у нас небольшая – менее десятка сотрудников. Причём, из них непосредственно с пациентами контактирует не более двух-трёх человек. И то, что доступно взору посетителя, составляет, так сказать, верхушку нашего «айсберга». Основная же работа (подготовительная, сопроводительная, аналитическая, исследовательская) ведётся за пределами приёмного кабинета и мало, кто имеет представление о её реальных масштабах.

Применение УФ-лечения наряду с внутривенным введением антибиотиков - это лишь незначительная часть внушительного арсенала лечебных воздействий, которые требуются для победы над болезнью. Так, например, у нас большой процент гинекологических и урологических больных. Ну как же здесь можно обойтись без таких популярных урологических воздействий как массаж простаты, инстилляция уретры и мочевого пузыря, гинекологическое лечение на кресле, бужирование? Конечно же всё это применяется и в нашей клинике, но только строго по показаниям и в разумных количествах. При лечении от кожных заболеваний широко применяются противовоспалительные препараты, ангиопротекторы, препараты для местного лечения (мази, гели, линименты).

Делая ставку на лечение лекарственно устойчивых хронических болезней мы никогда не станем пренебрегать "острой" патологией. В нашу клинику часто обращаются экстренные больные и для этой категории мы разработали высокоэффективные схемы лечения в домашних условиях. При необходимости осуществляется выезд на дом.

"Любую болезнь лучше предупредить, чем потом лечить!". Этот лозунг больше подходит для граждан, которые в силу непреодолимых обстоятельств совершили не защищённый половой контакт со случайным партнёром. Превентивное лечение - это лучший вид помощи в подобных ситуациях, при условии, что с момента "события" прошло не более 7 дней.

Лечение любого заболевания не выполнимо без квалифицированного лабораторного сопровождения. В нашей клинике анализы делаются как до, так и после, а так же в процессе лечения. Для этой цели берутся многочисленные анализы мочи, крови, исследования на ИППП (МОМ, ПИФ, ИФА, ПЦР), исследование качественного и количественного состава спермы (спермограмма), исследование секрета предстательной железы. Стоимость анализов от 300р, стоимость консультации 800р. Сдать анализы можно также быстро и недорого, без предварительной консультации врача и очередей. В отдельных случаях проводится комплексная провокация, что значительно повышает информативность лабораторной диагностики.

Клиника оборудована в строгом соответствии с санитарными нормами и правилами МЗ РФ, здесь строго соблюдается режим асептики и антисептики, применяются только одноразовые расходные материалы, неукоснительно соблюдается режим асептики и антисептики.
Благодаря внимательному отношению и индивидуальному подходу к каждому пациенту мы находим оптимальные методики для решения Ваших непростых проблем, используя только лучшие достижения медицинской науки.
Удобное месторасположение и организация работы гарантируют каждому пациенту комфорт и анонимность.

Важной отличительной особенностью нашей клиники является ещё и то что штатные врачи не занимаются совместительством в нескольких лечебных учреждениях, у нас не проводятся медосмотры и шоферские комиссии, не выдаются справки на ношение оружия. Все наши умственные и физические силы сконцентрированы для достижения единственной цели: избавить человека от хронической болезни независимо от срока давности, количества осложнений и степени залеченности процесса.

Возглавляет и контролирует лечебный процесс Медведев С.В., кандидат медицинских наук, врач высшей категории. Стаж работы 28 лет. Тема диссертации "Хронический урогенитальный трихомониаз, осложненный нарушениями репродуктивной функции у мужчин" Новосибирск, 2001г.

Консультирующие врачи: 
   Позднякова Ольга Николаевна, профессор кафедры дерматовенерологии НГМА, доктор медицинских наук.
   Куликова Наталия Борисовна, врач дерматовенеролог высшей категории, кандидат медицинских наук. 
   Исакова Ирина Сергеевна, врач гинеколог- эндокринолог высшей категории.


При необходимости осуществляется выезд на дом.

 
Дерматовенеролог в Новосибирске. УЛЬТРАМЕД - NSK. ул. Трудовая, д 9. уреаплазмоз и микоплазмоз.