Wer heilt, hat recht -
Прав тот, кто излечивает. (H.Auspitz)
- Устранение хронических лекарственно-устойчивых заболеваний независимо от срока давности, количества осложнений и степени залеченности.
- Все виды анализов, УЗИ.
Запись на приём:
+7 (383) 239-12-56
+7 (383) 214-81-82
Методики лечения

 В настоящее время становится ясно, что возможности классической медикаментозной терапии не только ограничены, но она становится все более опасной. Огромная армия венерологов, урологов и гинекологов благоденствуют, занимаясь лечением хронических воспалительных процессов, неуклонно растёт число медицинских учреждений, миллионы врачей обмениваются опытом на многочисленных симпозиумах, ежегодно синтезируются новые препараты, но количество сложноизлечимых, а также недолеченых пациентов почему то не уменьшается. В поисках избавления от многолетнего недуга эти люди сутками сидят в интернете, скитаются от клиники к клинике, от врача к врачу. Заходят они и к нам. Конечно же нелегко работать с такими пациентами: они разбираются в своей проблеме "лучше докторов", насторожены, постоянно пытаются "поймать" на мелочах, ищут несоответствия, любые назначения приходится очень долго с ними согласовывать. Тем не менее мы с пониманием относимся к таким особенностям длительно болеющих людей: многочисленные бесплодные попытки с целью излечения истощили их физически, эмоционально и финансово. К тому же пациент-одиночка практически бесправен и бессилен перед взявшей его «в оборот» системой. Его легко оболванить и обобрать, легко подсунуть на подпись ни к чему не обязывающий медучреждение договор, легко внушить, что его неизлечение - редчайший нонсенс, возникший вследствие особенностей его организма и глубокой запущенности болезни, или, как вариант, рекомендуют обратиться к психиатру.
Каждодневные беседы с этой категорией граждан в принципе сводятся к трём вопросам, на которые мы постараемся последовательно дать исчерпывающие ответы:
         - Почему не помогают таблетки?
         - Почему не информативны анализы при обилии симптомов?
         - Чем мы можем помочь при избавлении от хронической болезни?

            Почему не помогают таблетированные антибиотики?

Главная причина - недостаточная информированность населения. В стремлении продвинуть свои препараты на рынке фармацевтические компании дают не совсем объективные характеристики препаратов, формируя иллюзию их стопроцентности, что провоцирует пациентов к самолечению. Но ни в одной инструкции к таблетированному антибиотику Вы не прочтёте, что при попадании в ЖКТ антибиотик сразу же начинает взаимодействовать с кишечной микрофлорой, приводя к гибели микробов, следовательно к нарушению микробного равновесия (дисбактериозу), а значит, расходуется "не по назначению". Длина кишечника 6-8 м, но это не идинственный барьер, который антибиотик вынужден преодолеть на пути к достижению цели. Затем препарат проходит через печень, оттуда через нижнюю полую вену в малый круг кровообращения, где кровь обогащается кислородом (через лёгкие). И на каждом этапе антибиотик частично трансформируется, частично расходуется на "тамошние" микробы. Только после преодоления всех этих барьеров остатки недоинактивированного антибиотика с артериальной кровью достигают, наконец, очагов поражения. Сколько действующего вещества теряется при такой форме лечения никто никогда не сможет подсчитать. При нейроформах таблетки вообще не работают. Таким пациентам требуются повышенные дозы антибиотиков, причём только внутривенно.
Доходя наконец до органов - мишеней  антибиотик действует по принципу «кто не спрятался – я не виноват». Все «зазевавшиеся» или не имеющие возможности укрыться микробы (если они к нему чувствительны) очень быстро расстаются с жизнью. Но, как мы знаем, микроорганизмы постоянно содержат в организме достаточный пул «спрятавшихся». Так, возбудитель, проникнув внутрь клетки, окружают себя сначала трехслойным, а затем и четырехслойным кольцом защиты: их делящиеся микроколонии защищает не только «персональная» клеточная мембрана, но и оболочка «тельца включения» (трансформировавшейся лизосомы, внутри которой они размножаются), а также мембрана клетки хозяина. Несколько позже к этим рубежам обороны присоединяется еще один – самый мощный - индуцируемые микробными токсинами уплотнения (фиброзы) прилегающих тканей, разновидности которых нам известны как «спайки», «аденоиды», «фибромы» и т.п. Возникают они вследствие подавления апоптоза - механизма естественного отмирания клеток, к которому в более тяжелых случаях присоединяется также и их ускоренное неорганизованное деление. Множество плотно сжатых покореженных клеток вперемежку с оксалатами и другими «шлаками» представляет собой уже не просто укрытие, а настоящий бункер, в который с трудом проникают даже собственные «соки» организма-хозяина, не говоря уже о разного рода антибиотиках и других химических агентах. В таких убежищах трихомонады, хламидии, микоплазмы, уреаплазмы (а вместе с ними, зачастую, и другие «приблудившиеся» другие бактерии и вирусы), несмотря на некоторые затруднения с «продовольственным снабжением», чувствуют себя вполне комфортно и даже потихоньку размножаются. Так в организме создается практически неуязвимое инфекционное депо – стратегический резерв патогена, позволяющий его популяции выживать, а затем восстанавливать свою численность даже в самых неблагоприятных условиях после внезапного "артналёта", каковым и является для инфекций антибиотический удар. Если доза антибиотика оказалась небольшой, его содержание в крови и тканях снизится до безопасных для цитопаразитов значений довольно быстро – за несколько дней или даже часов. Это значит, что на следующие сутки инфекция практически полностью восстановит свою юрисдикцию и начнёт "хозяйничать" в организме. А через несколько дней число патогена превысит "довоенный" уровень и он начнёт отвоёвывать себе новые анатомические области: болезнь "мстит" за неудачную попытку избавления.
              Как действовать в подобных ситуациях?
С давних времён было подмечено, что лечить хронические заболевания лучше через обострение процесса. Для этой цели применялись различные методы, лучшими из которых оказались препараты, повышающие проницаемость сосудов и тканевых барьеров, в частности, гемато-энцефалического, гемато-офтальмического, гемато-простатического, не только для иммунных клеток и факторов гуморального иммунитета, но и для антибиотиков и других лекарств. Именно с повышением проницаемости гемато-энцефалического барьера для антибиотиков и химиопрепаратов связывают эффективность "размуровывающей терапии" (РТ) при сифилитическом энцефалите, постсифилитической серорезистентности, нейроформах хламидиоза и микоплазмоза, а также некоторых заболеваний кожи. С повышением проницаемости гемато-простатического барьера для антибиотиков связывают эффективность этих препаратов при хроническом простатите и других заболеваний органов малого таза.  РТ-эффект превосходно зарекомендовал себя так же при лечении гинекологических заболеваний и суставной патологии.
В нашей клинике в течении длительного времени для этой цели применяется применяется гипертермия (МРГТ-терапия). Принцип этого лечения заключается в планомерном кратковременном повышении температуры тела до бактерицидных уровней на фоне внутривенных и внутримышечных введений антибиотиков.

Для этой же цели с 2007г было освоено и очищение крови ультрафиолетом (УФО). Более правильное (научное) название этой методики внутрисосудистая фотомодификация крови (ВФМК). Известен этот вид лечения был ещё в начале ХIХ в, но практическое применение осуществилось лишь в 20-е, 30-е годы ХХв в США, когда в эпоху отсутствия антибиотиков требовалось спасти жизнь пациентов с заражением крови после тяжёлых ожёгов и травм. В процессе наблюдения за пациентами выяснилось, что УФ-лечение помимо иммуностимулирующего и бактерицидного действий имеет очень полезный "побочный эффект": при переводе аппарата в определённый режим на первое место выступает именно размуровывающее действие ультрафиолета. Это проявляется в усилении симптомов болезни, которое возникает после 3-5 сеансов. В дальнейшем эти симптомы проходили самостоятельно, но ещё быстрее они исчезали после назначения антибиотиков. Механизм РТ-действия УФ-лечения сложен (дополнительную информацию об этом можно получить по ссылке "очищение крови ультрафиолетом"), но именно благодаря ему УФО действует подобно "бункерной артиллерии", разрушая созданные микробами барьеры и таким образом обеспечивая свободный доступ антибиотиков в очаг поражения.
Но антибиотик эффективен только если он способен полностью уничтожить возбудителя, а значит должен поступать в организм в адекватных дозах. Но как же определить эту самую адекватную дозу, если мы имеем дело с хроническим генерализованым лекарственноустойчивым микробным процессом? В инструкциях к таблетированным антибиотикам указана максимальная разовая и максимальная суточная дозы. Однако нигде не указано сколько препарата израсходуется "не по назначению" после прохождения через кишечник, печень и лёгкие и это ещё без учёта, что органы малого таза вообще снабжаются "по остаточному принципу". По логике вещей получается, что рекомендованных инструкцией доз таблетированного а/б будет мягко говоря не достаточно. По той же логике что бы компенсировать потери препарата необходимо превысить количество потребляемых таблеток. Такие ситуации в нашей практике создавались, но ни к чему хорошему они не привели: больше 5 дней никто не выдерживал в следствии раздражающего действия препарата на слизистую ЖКТ и стремительно возникающего системного дисбиоза. Поэтому выход мы видим только один: внутривенное введение препаратов. Антибиотик, попавший непосредственно в кровяное русло не подвергается бессмысленной нейтрализации при прохождении через анатомические барьеры, а значит окажет необходимый лечебный эффект без превышения рекомендуемой дозы.

               Почему не информативны анализы при обилии симптомов?

Не будет преувеличением сказать, что современная практика лабораторного сопровождения терапии ИППП является преднамеренной коммерческой профанацией со стороны производителей диагностикумов, приятным самообманом для врачей и беззастенчивым жульничеством по отношению к потребителю, которое могло бы легко вскрыться при использовании в лабораторной практике прямых диагностических методов, таких, как микроскопия окрашенного мазка (МОМ), прямая иммунофлуоресценция (ПИФ) позволяющие непосредственно наблюдать инфекцию в микроскоп. Но эти виды диагностики в рутинной лабораторной практике сейчас практически не используется. Напротив! Они усердно шельмуются производителями коммерческих диагностикумов как, якобы, малоэффективные, трудоемкие и привередливые. Однако именно эти методы вполне успешно применялись в лабораториях до той поры, пока лабораторная диагностика не превратилась в хорошо поставленный бизнес. В действительности же такое неприятие имеет исключительно очень даже коммерческую подоплёку: фармкорпорациям нужно сбывать свою продукцию, а для этого её необходимо "возвеличить" над уже имеющейся на существующем рынке и, соответственно, "опустить" потенциального конкурента. Сделать это не сложно: организовать пару-тройку заказных проплаченных конференций, провести с кем надо разъяснительную работу, и вуаля! - новый "высокоинформативный" диагностикум стремительно завоёвывает сердца и умы клиницистов нашей Родины. К тому же если МОМ и ПИФ в качестве альтернативных, или дополнительных методов, будут применяться с целью диагностики ИППП, и особенно, мониторинга лечебного процесса, то очень скоро всем станет ясно, что новомодные диагностикумы не соответствуют декларируемым параметрам, а само заболевание посредством "таблеточной" терапии очень сложно излечимо, а это уже не выгодно функционерам от муниципальной медицины (слишком много недолеченных больных) и страховой медицины (придётся пересматривать страховые нормы).
В нашей медицине бытует и другой подход к проблеме «плохих» анализов. Он особенно широко распространен среди наименее грамотной (в своей основной массе) части славной когорты борцов с цитопаразитами. Его философию можно обозначить простой формулой: «нет органа – нет проблемы». А сам метод правильнее всего было бы назвать «замазыванием». Суть его в следующем: инфекция, как правило, обнаруживается по своему присутствию в неглубоких очагах, каковы влагалище и уретра (с других слизистых мазки берут гораздо реже). До них, что называется, рукой подать, и стало быть, если инфицированную слизистую чем-либо выжечь или «насмерть» пропитать (например, серебром), то для цитопаразитов она станет непривлекательной, и они будут её игнорировать. А если микробов в точке отбора нет, то и анализ их, скорее всего, не выявит. То есть, формально пациент будет считаться выздоровевшим. При этом не важно, что лечимый орган будет покалечен и не сможет полноценно выполнять свои функций, что «замазка» может оказаться токсичной для всего организма, а инфекция лишь переместит свой фокус в более глубокие очаги. То есть, отныне основной удар на себя примут жизненно важные органы, такие, как сердце, почки, легкие, желудок, эндокринные железы и т.п. Эти инфекции вообще имеют обыкновение со временем «уходить вглубь», и любое внешнее посягательство на их благоденствие только ускоряет этот процесс. Но, как бы то ни было, больные с поражением этих органов – уже контингент врачей других специальностей (кардиологов, гастроэнтерологов, эндокринологов, онкологов и т.д.) – статистику излечимости они не портят и денег, потраченных на лечение, назад не требуют. По-своему, они даже довольны. А это главное!
Впрочем, проблема "плохих анализов" на выходе не очень осложняет жизнь конвенциалам. "Технические накладки" такого рода компенсируются хорошо отлаженной системой безответственности как производителей фармпрепаратов ("они же одобрены Минздравом!"), так и медучреждений ("мы же всё делали по инструкции!"): больной всё равно не найдет виновных. Те же, кто не желает выслушивать от пациентов "незаслуженные" упреки в непрофессионализме, могут и просто пойти на подлог - ну, в самом деле: зачем из-за "пустяков" портить настроение себе и больному! Такие случаи укрывательства общеизвестны, но хочется верить, что они не многочисленны.
Если уж зашла речь об укрывательстве нельзя не затронуть и ещё одну проблему: проблему "чистых" анализов. Связано это с тем, что статистика заболеваемости в любом государстве не должна противоречить данным всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Так, например, по данным ВОЗ инфицированность трихомониазом 10-12%, хламидиозом, микоплазмозом, уреаплазмозом приблизительно на том же уровне. Реальные данные значительно выше (50-80%). Поэтому чтобы не противоречить данным ВОЗ возбудители обнаруживаются только у 10-12% больных. У остальных либо "не обнаруживаются", либо не фиксируются. Обусловлено это ещё и с тем, что обнаружение любого возбудителя сопряжено с заполнением большого количества учётно-отчётной медицинской документации, по которой вышестоящие органы периодически устраивают плановые проверки и если обнаруживаемость будет превышать данные ВОЗ администрации медучреждения будут грозить обвинения в "гипердиагностике". А пациенты будут и дальше продолжать тратить на диагностику денег и времени больше чем на лечение, не понимая почему при наличии болей, выделений, зуда, жжения, резей и других симптомах, указывающих на присутствие возбудителя они имеют анализы, в которых "ничего не обнаружено".

Чем мы можем помочь при избавлении от хронического заболевания?

Клиника у нас небольшая – менее десятка сотрудников. Причём, из них непосредственно с пациентами контактирует не более двух-трёх человек. И то, что доступно взору посетителя, составляет, так сказать, верхушку нашего «айсберга». Основная же работа (подготовительная, сопроводительная, аналитическая, исследовательская) ведётся за пределами приёмного кабинета и мало, кто имеет представление о её реальных масштабах.
В предыдущих разделах мы уже частично ответили на этот вопрос, однако применение УФ-лечения наряду с внутривенным введением антибиотиков - это лишь незначительная часть внушительного арсенала лечебных воздействий, которые требуются для победы над болезнью. Так, например, у нас большой процент урологических больных. Ну как же здесь можно обойтись без таких популярных урологических воздействий как массаж простаты, инстилляция уретры, бужирование? Конечно же всё это применяется и в нашей клинике, но только строго по показаниям и в разумных количествах. При лечении от кожных заболеваний широко применяются противовоспалительные препараты, ангиопротекторы, препараты для местного лечения (мази, гели, линименты).
Делая ставку на лечение лекарственно устойчивых хронических болезней мы никогда не станем пренебрегать "острой" патологией. В нашу клинику часто обращаются экстренные больные и для этой категории мы разработали высокоэффективные схемы лечения в домашних условиях. При необходимости осуществляется выезд на дом.
"Любую болезнь лучше предупредить, чем потом лечить!". Этот лозунг больше подходит для граждан, которые в силу непреодолимых обстоятельств совершили не защищённый половой контакт со случайным партнёром. Превентивное лечение - это лучший вид помощи в подобных ситуациях, при условии, что с момента "события" прошло не более 7 дней.
Лечение любого заболевания не выполнимо без квалифицированного лабораторного сопровождения. В нашей клинике анализы делаются как до, так и после, а так же в процессе лечения. Для этой цели берутся многочисленные анализы мочи, крови, исследования на ИППП (МОМ, ПИФ, ИФА, ПЦР), исследование качественного и количественного состава спермы (спермограмма), исследование секрета предстательной железы.
Важной отличительной особенностью нашей клиники является ещё и то что штатные врачи не занимаются совместительством в нескольких лечебных учреждениях, у нас не проводятся медосмотры и шоферские комиссии, не выдаются справки на ношение оружия. Все наши умственные и физические силы сконцентрированы для достижения единственной цели: избавить человека от хронической болезни независимо от срока давности, количества осложнений и степени залеченности процесса.





Методики лечения. УЛЬТРАМЕД - NSK. Новосибирск, 1996 - 2015гг